Разливаясь, Иртыш снабжает водой поля
и дает рыбе нереститься в пойме.
В то же время сотни деревень и дачных
участков из-за паводков уходят под воду

ПАВОДКИ: ХОРОШИЕ ПЛОХИЕ

«Осторожнее, в яму не наступи! — кричит Гульсым и машет рукой на огромную дыру в полу. Пожилая женщина показывает дом своей дочери, разрушенный стихийным паводком. Гульсым громко возмущается и всплескивает руками. — Они тут даже года не прожили. Марат, мой зять, взял кредит на пять лет, чтобы купить этот дом. Теперь кредит остался, а жить негде!»

Дом находится в районе Затон в Семее (так с 2007 года официально называется Семипалатинск). На реке построена дамба, которая перекрывает паводки, но 29 марта 2018 года она не выдержала напора — Шульбинская ГЭС сбросила в Иртыш в три раза больше воды, чем обычно.

Ситуация осложнилась тем, что на реке еще стоял лед — обычно его взрывают динамитом, чтобы большая вода уходила быстрее. В этот раз по необъяснимым причинам динамит вовремя не привезли. В результате хлынувшая вода частично разрушила лед и снесла дамбу. Дома у береговой линии затопило буквально за 15 минут.

Марат был на работе, когда ему позвонила 13-летняя дочь. Она была дома с младшим братом. Девочка сказала, что вода разрушила дамбу и идет к их берегу. Марат тут же вызвал такси. Когда он подбежал к дому, вода уже заливала участок. Испуганный мужчина схватил детей, в чем были, не взял никаких вещей и побежал.

Всего в Семее и ближайших населенных пунктах большая вода затопила более 200 домов. Такое случилось впервые за 30 лет. Жители Затона говорят, что ничего не знали о паводке. Впрочем, об аварийном сбросе с ГЭС не были предупреждены и власти Восточно-Казахстанской области. Поэтому они и не были готовы к наводнению — экстренно вывозили пострадавших в гостиницы и общежития города, решали, как выдавать компенсации.

«В Иртыше сейчас воды больше, чем надо, у казахстанцев даже переполнение случается. Вообще вода и источники рек — это очень непостоянный процесс. Есть 11-летний цикл, 100-летний, и количество воды может очень сильно меняться от года. Река — это живой организм», — говорит омский эколог Сергей Костарев.

об аварийном сбросе

с ГЭС не были преду-

преждены и власти

ОГОРОД НА МУСОРЕ

Люди, живущие вдоль реки, каждый год сталкиваются с паводками. Иногда воды приходит больше, иногда меньше. Из-за постоянного риска затопления некоторые жители научились защищать свои дома и землю.

Валерий Алиев живет в городе Аксу в Павлодарской области. Район, где стоит дом Валерия, раньше назывался Глинка, считается, что от него и пошел весь город. Тут была пристань, куда заходили суда. Родственники Алиева переехали в Аксу в начале прошлого века. Дед Валерия построил на берегу Иртыша дом, оставил большой участок под огород, но его все время заливало, и вырастить что-либо было сложно.

«Дед мой работал шофером — возил мусор. И вот он поднял огород на уровнем реки сначала мусором, потом сверху засыпал землей. Вон там у нас еще лежит мусор, он сейчас разровняется, и мы его тоже будем засыпать землей, — говорит Валерий. По его словам, специально мусор они не выбирают, какой есть, тот и берут. — Нужно же наполнить чем-то, много земли не возьмешь».

Огород пенсионера Ильи Григорьевича из села Павлодарского отличается от соседских. Он единственный не затоплен паводком. Все потому, что лет 30 назад мужчина поставил на участке на три бетонные плиты и сверху засыпал грунтом.

«Я крутой был, работал на автобазе. Строили тогда коровник километрах в сорока отсюда, там ребята свои были, я их возил и угощал. Бабуля гуся зарубит, я водки куплю», — говорит Илья Григорьевич.В итоге рабочие списали ему три 18-метровые плиты, на которых он и сделал огород. «Заливало все, а мне огород нужен был. Вот и взял эти плиты, они где-то сантиметров 70-75 высотой, а я сверху еще грунтом уложил. Построил теплицу большую», — вспоминает пенсионер.

В теплице он выращивал огурцы и помидоры. Урожай был такой большой, что приходилось возить овощи на продажу в ближайший Павлодар и даже в Омск. В последние годы Илья Григорьевич не пользуется теплицей. «Возраст такой, сил нет», — вздыхает он. Но все равно выращивает на огороде лук, укроп и ягоды.

Заливало все, а мне

огород нужен был

СИЛА ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА

«Такова сила природы», — пожимают плечами те, кто живут вдоль Иртыша, но никогда не сталкивался с проблемой паводков. Они и не догадываются, что со времен появления гидроэлектростанций все, что происходит с рекой, это уже давно не сила природы, а результат чьего-то сознательно принятого решения. «Кого винить? Ну, вы же все сами понимаете!» — говорят владельцы подтопленных домов, глядя на отсыревшие стены.

Но и без сезонных разливов экосистема реки придет в полный упадок, и это чуть не случилось в 90-е и в самом начале 2000-х, когда все ГЭС были в управлении иностранных компаний и сбрасывали воду, не советуясь с экологами. Рыба стала стремительно исчезать, сельское хозяйство терпело убытки, и за несколько лет исчезли несколько видов растений: омские и павлодарские экологи забили тревогу и попросили создать комиссию по вопросам Иртыша. В последние годы гидроэлектростанции перешли во владение казахстанских компаний, и теперь сбросы воды по возможности согласовываются с властями и комиссией экологов. Тем не менее, даже при наличии экологических попусков вода в Иртыше разливается не так, как раньше. Зачастую станциям приходится стихийно сбрасывать воду, когда водохранилища переполняются, и эти попуски — самые болезненные и неожиданные для жителей ниже по течению.

даже при наличии

экологических попусков,

вода в Иртыше разливается

не так, как раньше