От чего зависит мир между приграничными городами — Омском и Павлодаром

ртутное озеро

От российского Омска до казахстанского Павлодара чуть больше 400 километров — пять-шесть часов езды на машине. Прямых поездов между городами нет, пароходное сообщение по Иртышу прекратилось в 90-е. Единственный способ добраться напрямую — на машине или автобусе по дороге, проходящей по правому берегу реки.

Павлодарцы часто ездят в Омск, омичи — в Павлодар. У многих тут и там родственники, друзья. Кто-то учится, кто-то подрабатывает. Нет ощущения, что люди живут в разных государствах. Да и чиновники соседствуют мирно: договариваются о ремонте дороги, поставке сгущенки и овощей, ездят друг к другу с делегациями, обсуждают урожай.

Иртыш — единственное, что иногда омрачает безмятежные отношения Омска и Павлодара. Российский город стоит ниже по течению, поэтому местные всегда переживают, как бы соседи не затопили или, наоборот, не забрали всю воду, а главное — как бы не испортили единственную реку.

Иртыш — единственное,

что иногда омрачает

отношения Омска

и Павлодара

Ртуть под заводом

Именно с угрозой серьезного загрязнения Иртыша связан один из самых громких скандалов между странами. Химический завод, расположенный в Павлодаре в пяти километрах от Иртыша, с 1975 по 1993 годы производил каустическую соду, используя при этом ртуть. За эти годы в почву попало огромное количество тяжелого металла. Объем ртути, оказавшийся в земле, оценивали по-разному: то 900 тонн, то 40 тысяч тонн. Кроме того, часть тяжелых металлов (порядка тонны) попала вместе со сточными водами в соседнее озеро Былкылдак.

О том, что под здания и в озеро систематически сливали тонны ртути, власти Павлодара узнали только после закрытия завода в 1994 году. Эксперт по химическому оружию, создатель и руководитель Союза «За химическую безопасность» Лев Федоров в беседе с Радио «Свобода» в 2003 году рассказывал, что программу локализации загрязнения павлодарские власти начали разрабатывать в том же году. О том, что со стороны Павлодара есть угроза того, что ртуть попадет в реку, власти Омска узнали из СМИ только в 1996 году, говорил Федоров.

После этого, по словам эксперта, сотрудники штаба гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Омской областной и Омской городской санитарно-эпидемиологических станций обследовали завод. Федоров, видевший результаты, рассказал, что ртуть загрязнила более 500 квадратных метров почвы и два миллиона кубометров грунтовых вод.

«Ртуть пропитала землю и постепенно начала мигрировать к реке. В 2003-2004 годах построили так называемую стену в грунте глубиной 25 метров — прокопали траншею и залили ее глиной, надеясь, что ртуть остановится», — говорит омский эколог Сергей Костарев.

Ртуть пропитала землю

и постепенно начала

мигрировать к реке

Глиняный саркофаг

Глиняную стену, ограждающую Иртыш от ртути, строили при финансовом участии России. «Коммерсант» писал, что российская сторона вложила в строительство 2,6 миллиона рублей (учитывая инфляцию, сегодня эта сумма равна примерно девяти миллионам рублей).

«Модель стены показывает, что в течение 30 лет ртуть не дойдет до Иртыша. То есть до 2033 года. Но это показывали для того, чтобы власти Казахстана убрали эту ртуть. Они должны были выкопать грунт, это не очень много земли, и демеркуризовать его. Но они ничего не сделали, поэтому угроза загрязнения Иртыша ртутью остается», — говорит Сергей Костарев.

Разговоры о демеркуризации (удалении ртутного захоронения) действительно пока ни к чему не привели. Основная проблема в том, что денег на эту процедуру у Павлодарской области нет. Директор центра компетенции по экологическим технологиям региона Ахан Омирбек в 2016 году говорил в интервью: «Сказать, что все спокойно, не могу, ртуть есть ртуть. С ней надо работать. Мы будем искать инвесторов для решения проблемы озера Былкылдак, это единственный выход из сложившейся ситуации».

до 2033 года ртуть

не дойдет до ИРТЫША

Есть ли ответ

И все-таки попадает ртуть в Иртыш или нет? Омские СМИ раз в год выпускают заметки с таким заходом, снова и снова напоминая все подробности истории 20-летней давности. Казахстанские СМИ, в свою очередь, пишут о том, что в озере Былкылдак ловят рыб-мутантов. Правда, ловят их только специалисты, так как территория вокруг озера закрыта: жителям ближайшего поселка рыбачить и пасти скот в этих местах запрещено, за нарушение положен серьезный штраф.

Последние научные работы о возможной связи грунтовых вод и Иртыша в районе ртутного загрязнения тоже не дают однозначного ответа. Однако в докладе Александра Убаськина из Павлодарского госуниверситета, подготовленного для X Международной конференции «Реки Сибири и Дальнего Востока» (октябрь 2018 года, Новосибирск), говорится, что некая связь между подземными водами и Иртышом есть. Автор выяснил это, сопоставив данные скважин для наблюдения за снижением концентрации ртути в подземных водах и данные по водности Иртыша. Но этого недостаточно, чтобы с абсолютной уверенностью утверждать, что тяжелые металлы попадают в реку.

«Безусловно, на основе имеющейся у нас информации нельзя говорить о степени сопряженности этих процессов и строить экологические прогнозы. Необходимы многолетние работы по сбору гидрологического и гидрохимического материала как на территории ртутного загрязнения, так и в бассейне Иртыша», — говорится в докладе.

Пока глиняный саркофаг не дал трещину, а гидропосты отслеживают уровень загрязнения реки, остается надеяться на то, что рано или поздно власти смогут решить проблему ртутного полигона.

И все-таки попадает

ртуть в Иртыш или нет?