Жить в двух километрах от реки,
но не иметь доступа к чистой
питьевой воде. Как такое возможно?

Нечего пить

жизнь на реке без воды

«Вы же видели воду? Ее не особо хочется пить — слишком много песка. Иртыш — специфическая река. Для того, чтобы пить из нее воду, нужно провести много операций. Очистительные сооружения в Омске делают их. Это процесс дорогой и для маленьких населенных пунктов нереальный», — говорит омский эколог Сергей Костарев.

Для большинства сел Омской области чистая питьевая вода — это серьезная проблема. Даже если поселок стоит на реке, воду оттуда жители не могут брать, потому что она не очищена. Единственный выход — бурить скважины. По словам Костарева, хорошая глубина для скважины — 80 -100 метров, там грунтовые воды чаще всего не загрязнены. Однако для такого бурения нужна дорогая техника, которой нет ни у жителей, ни у частных компаний, поэтому большинство просто копают неглубокие колодцы. Естественно, вода на такой глубине чаще всего непригодна для питья, ей можно разве что поливать огород и мыться.

«Озера-то рядом есть, но воды чистой нет, трубы нашего водопровода старые. Он был построен еще в советские годы, — Вадим Остапов рассказывает про свое село Трубецкое в Азовском районе Омской области. — Моя деревня — 50 километров от города, поэтому тяжело. Сейчас хочу сделать себе скважину, многие так делают».

Вадим говорит, что выкопать колодец стоит около 10 тысяч рублей, этим занимаются «фирмы». Вырыть яму и поставить насос — дело нехитрое и быстрое, а вот оформление бумаг занимает много времени.

озера-то рядом есть,

но воды чистой нет

«Дольше всего оформлять разрешения. Нужно делать экспертизу — питьевая вода или для полива. Если для полива, то якобы эту воду я пить не могу. Сейчас даже сарай построишь, нужно налоги какие-то платить. В общем, на моей же земле как-то меня обманывают», — вздыхает Остапов.

Вадим живет в Трубецком, но постоянно мотается в Омск на своей «Газели». В 2017 году из его села перестали ходить муниципальные автобусы и маршрутки в Омск и соседние деревни. Власти района заявили, что заезжать в Трубецкое «экономически не эффективно». Остапов арендовал «Газель» и начал возить односельчан в соседние деревни и в Омск на работу. После этого на Вадима посыпались иски от Ространснадзора за перевозку пассажиров без лицензии и тумаки от конкурентов-маршрутчиков. Но Остапов не растерялся, завел Youtube-канал и соцсети, начал давать интервью журналистам. Это не геройство и не жажда популярности, для Вадима публичность — защита от конкурентов.

Он считает, что все должны помогать друг другу, в его системе координат это естественно — добросить соседа до дома или привезти ему чистой воды.

«У меня приятель живет в деревне Новинка в 20 километрах от города. Вот, мы едем из Омска, он говорит: “Давай заедем, воды наберем на колонке”. В Новинке солончак, питьевой воды вообще нет, только привозная. Бочка 200-литровая стоит 50 рублей. Привозят ее раза два в неделю. А для полива дождевую воду собирают. Но 50 рублей — это дороговато, потому что когда я в кубах у государства покупаю, то дешевле выходит. Ну, а бабушка, если у нее пенсия семь тысяч, откуда ей деньги брать?» — спрашивает Вадим.

В Новинке солончак,

питьевой воды вообще нет,

только привозная

Если Трубецкое и Новинка находятся далеко от реки, то Нижний Иртыш в Саргатском районе Омской области стоит в двух километрах от берега. Но проблема та же — чистой воды нет. Та, что есть, техническая, пить ее невозможно, даже после трехступенчатой фильтрации она пахнет неприятно и имеет желтоватый оттенок. Скважина, откуда забирается вода, была вырыта еще во времена СССР, когда в Нижнем Иртыше был большой колхоз. Жители предполагают, что именно отходы колхоза и загрязнили все грунтовые воды возле скважины.

Валентина Егоровна проработала в том колхозе больше 30 лет. Сейчас ей 73 года, вместе с мужем она живет в аккуратном симпатичном домике. Дети давно перебрались в город, но приезжают каждую неделю — привозят воду. У пенсионерки целая кладовая отведена под бутылки с чистой водой. В соседней комнате стоит рассада и цветы. Их Валентина Егоровна поливает только чистой водой. Пить воду из скважины в селе не хотят, говорит пенсионерка. «Печень садится этой водой. Печень же как фильтр, все пропускает», — говорит Валентина Егоровна.

Те нижнеиртышцы, кому воду не привозят из города, едут 20 километров до Саргатского. Но распространяться об этом не хотят, потому что в Саргатском их недолюбливают за «воровство» чистой воды.

«Главная проблема в том, что, по данным ежегодного доклада о состоянии окружающей среды, в Иртыш сбрасывается неочищенными 94-95% сточных вод. Нигде в стране больше такого нет, по России в среднем плохим показателем считается уже 20-25%, а у нас 95!» - говорит омский эколог Сергей Костарев.

в Иртыш сбрасывается

без очистки 94-95%

сточных вод. Нигде

в стране больше

такого нет