Каждый год в поселок Затон на реке Иртыш
приходит “первая вода” и “вторая вода”:
дома и участки уходят по пояс под воду.
“Нас топит Казахстан,” - говорят жители

Затон

Юрий Николаевич напевает: «Я водяной, я водяной...» Он и правда похож на водяного, сидя в своем доме, который со всех сторон окружен водой. Приходится идти по тонким дощечкам, перекинутым от дороги к крыльцу.

Юрий Николаевич живет в поселке Затон на берегу Иртыша в южной части Омской области. В советские годы тут была ремонтная база Иртышского пароходства, вокруг нее и вырос поселок для работников. Юрий был капитаном-механиком, переехал в Затон в 1990 году и остался тут. Сейчас он на пенсии, разводит пчел, собирает мед, гонит самогон и настаивает его на прополисе. Ульи — основная забота пенсионера. А основная головная боль всех жителей Затона — это паводок.

С 2001 года поселок топит каждую весну. Из-за этого большинство жителей уехали, сейчас тут живут около 80 человек, всего 60 дворов. Оставшиеся пытаются защитить свои дома от воды: поднимают фундаменты домкратом, подставляют кирпичи, мебель и технику ставят на деревянные подмостки, колышки и пеньки. Но это не помогает. В дневнике Юрия Николаевича, куда он записывает метеорологические наблюдения, говорится, что однажды воды в его доме было на 23 сантиметра.

Садоводством в Затоне тоже не займешься, ничего не приживается. Иногда вода придет, стоит месяц, уже и время посадок уйдет, говорят местные. Из-за постоянных паводков в поселке перестали держать скот, хотя раньше на каждом дворе было по две коровы. Единственная живность — собаки. Во время паводка хозяева забирают их из уличных будок в дом. Псы тут терпеливые, ждут, пока их вынесут на улицу, посадят на сухой островок или подержат над разлившимся паводком.

«Стук в окошко в тринадцатом году. “Юрий Николаевич, вода!” Я глянул в окошко, и правда вода! Я испугаться не успел, как у меня уже один резиновый сапог уплыл. Выскочил на крылечко и давай орать, как резаный. Соседи на резиновой лодке подобрали меня и отвезли на сухое место», — вспоминает пенсионер.

основная головная боль

всех жителей Затона —

это паводок

Я испугаться не успел,

как у меня уже один

резиновый сапог уплыл

Откуда каждый год в Затоне столько воды? 76-летний Иван Александрович, всю жизнь проработавший механиком в Иртышском пароходстве, говорит, что поселок затопляет из-за сброса воды на Шульбинской ГЭС в Казахстане, тоже стоящей на Иртыше.

«Десять лет живем как на иголках. Когда каждый год топит, дома сгнили все или гниют. А мне что делать? У меня жена четвертый год парализована, внезапно инсульт стукнул. Сколько я могу жить в воде, в сырости?» — задает риторические вопросы пенсионер.

О том, что Затон топит из-за сбросов ГЭС, говорят и другие жители поселка. Из-за постоянных подтоплений они изучили законы вдоль и поперек, страхуют недвижимость, чтобы получить компенсацию на ремонт — 40 тысяч рублей.

«В прошлом году страховали дома в Госстрахе, мы писали, какого числа у нас была вода в доме, сколько ее было. Все бумаги давала администрация, там указано, что все это в связи со сбросом воды в Казахстане», — говорит одна из жительниц Затона Людмила.

Есть ли какая-то помощь, кроме денег по страховке? Затонцы говорят, что им всегда очень помогают МЧС-овцы: приезжают перед паводком и разбивают лагерь, выдают людям продукты и питьевую воду, когда вода начинает подниматься. Если нужно, то эвакуируют жителей в соседний поселок.

Затонцы добились признания территории поселка затопляемой, а не подтопляемой, как указывалось раньше в официальных бумагах. Каждый год они документируют паводок: делают фотографии, записывают уровень воды. Статус затопляемой территории предполагает расселение поселка. Власти обещают переселить жителей уже в 2018 году и выделили на это 60 миллионов рублей. Хватит ли этих денег, чтобы все могли купить новый дом в Черлаке, поселке на соседнем берегу Иртыша, — неизвестно. По словам затонцев, после новости о расселении соседей черлакцы подняли цены — некоторые дома стоят два миллиона рублей.